«Ъ»: «Газпром» вычеркнули из дела RosUkrEnergo

Опубликовано: 30 Июл 2010 Автор: Иван Ростов

29.07.2010
На днях интернет-издание «Украинская правда» опубликовала выдержки из ряда документов, фигурировавших в ходе судебного разбирательства в Стокгольмском международном арбитраже между НАК «Нафтогаз Украины» и газовым трейдером RosUkrEnergo (RUE; 50% у «Газпрома», 45% у Дмитрия Фирташа, 5% у Ивана Фурсина). Трейдер оспаривал изъятие «Нафтогазом» в начале 2009 года 11 млрд кубометров газа и выиграл. В них говорится о роли в деле «Газпрома», которую все стороны процесса до сих пор отказывались комментировать. В письме от 22 октября 2009 года, подписанном юристами White & Case LLP (представляла «Нафтогаз») Майклом Полкинхорном, Андерсом Релденом и Джоном Виллемсом, сказано, что «Нафтогаз» внес изменения в одну из жалоб, направленных в суд, поскольку на нее «было обращено внимание высокопоставленных управленцев из ‘Газпрома'». Они требовали «немедленно отозвать» жалобу. Как утверждают юристы, после проведения переговоров с «Газпромом» из документа исчезли фамилии топ-менеджеров российской монополии, которые проводили переговоры с НАК от имени RUE. В жалобе приведены правки. В частности, вычеркнуты следующие утверждения: «При том, что ‘Газпром’ полностью господствует над RUE, он использует заявляемую разделенность RUE, чтобы играть с ‘Нафтогазом’. ‘Газпром’ принимает все решения, касающиеся RUE, за закрытыми дверями, позволяя некоторым членам руководства RUE наносить вред ‘Нафтогазу'». Вычеркнуто также утверждение, что «Газпром» и RUE «неразрывно переплетены» и что их «симбиотические взаимоотношения критичны для второй фазы этого арбитража». White & Case поясняет: «В январе 2009 года команда высокопоставленных сотрудников ‘Газпрома’ и RUE договорились», что монополия передаст НАК долг швейцарского трейдера перед российской монополией на $1,7 млрд «с тем, чтобы ‘Нафтогаз’ в ответ мог приобрести 11 млрд кубометров газа RUE в обмен на прощение этого долга». В «Газпроме» документы не комментируют. Однако неофициально добавляют, что после подписания договора с НАК о переуступке долга украинское правительство должно было провести переговоры с трейдером и «все оформить на законных основаниях». Но этого не произошло, газ был поднят из хранилищ, растаможен и использован Украиной. В распоряжении газеты КоммерсантЪ есть копия письма зампреда правления «Газпрома» Валерия Голубева от 15 октября 2009 года на имя главы НАК Олега Дубины, в котором говорится, что заявление украинской стороны содержит «неверно изложенные факты», «умышленно искаженную и вольную трактовку событий и документов, не соответствующие действительности утверждения в отношении должностных лиц» монополии. Далее господин Голубев подчеркивает, что «Газпром» и RUE – разные юрлица. «Ни одно решение RUE не может быть принято, если оно не поддержано второй стороной,– поясняет другой топ-менеджер ‘Газпрома’.– Если бы у нас был 51% RUE, то об этом можно было говорить. Но у нас 50%. Поэтому идентифицировать две компании как одно юрлицо нельзя». Источник в окружении Дмитрия Фирташа уточняет, что «формально есть паритет в управлении трейдером в виде двух директоров, но, поскольку RUE должна ‘Газпрому’ определенную сумму денег, в большинстве случаев компания считалась с мнением монополии и шла ей на уступки». Партнер компании «Правовые партнеры» Андрей Доманский считает, что внесенные правки значительно ослабили линию защиты «Нафтогаза» в Стокгольмском суде. Адвокат Московской областной коллегии адвокатов Денис Узойкин согласен, что любое изменение позиции одной из сторон напрямую влияет на решение суда. «Суд не только дает правовую оценку фактов, но и проявляет доверие. И если позиция одной стороны меняется по существу, то возникает вопрос о доверии,– рассуждает адвокат Узойкин.– Сначала надо было выверить позицию защиты, а потом подавать заявления в суд». На днях Государственная таможенная служба Украины признала оформление газа, изъятого у RUE, незаконным. Андрей Доманский считает, что после этого трейдеру будет довольно просто подтвердить в украинском суде решение Стокгольмского арбитража и начать процесс изъятия газа, который сейчас стоит $2,9 млрд.

Комментарии закрыты.