Есть такое мнение!

Опубликовано: 20 Мар 2010 Автор: Иван Ростов

Президент Украины Виктор Ющенко собрался предложить новоизбранному парламенту, который должен собраться на первое заседание в ноябре, установить уголовную ответственность за отрицание Голодомора и Холокоста. Так что, у меня есть еще несколько дней, а возможно, и недель для того, чтобы высказать свое мнение и остаться на свободе.

Кто бы мог подумать о том, что в Украине наступят времена, когда просто за мнение, суждение, размышление, историческое исследование, отличающееся от идей президента, человек рискует оказаться за решеткой?

Впрочем, риск всегда был делом благородным. А несогласие с очевидной фальсификацией прошлого — это профессиональный долг специалиста, в дипломе которого написано «Историк».

Итак, я не согласен!

Я не согласен с политикой президента, направленной на признание государствами мира голодомора 30-х годов актом геноцида по отношению к украинской нации.

Я не согласен с тем, что принятие Закона о голодоморе закрыло возможности обсуждения этой темы гражданам Украины.

Потому что самый главный вопрос: «Был ли голод 1932—1933 годов геноцидом» вышел за пределы международного правового поля и остался не просто открытым, а весьма сомнительным.

В Конвенции ООН по геноциду четко сказано: «Под геноцидом следует понимать такие действия, которые производятся с намерением уничтожить частично или целиком какую-нибудь национальную, расовую, этническую или религиозную группу как таковую». То есть, если геноцид был, то все, кто относятся к определенной группе, должны быть уничтожены.

В нашем случае речь идет о якобы имевшем место геноциде украинского народа в 1932—1933 годах.

Но тут следует вспомнить, что в этот период Украина была частью многонационального государства СССР, построенного коммунистическими идеологами. Одним из краеугольных камней бытовавшей в Советском Союзе идеологии был принцип интернационализма, т.е. национальное происхождение человека не играло в советском обществе никакой роли. Интернациональной по составу была и правящая политическая элита советского государства. Функцию верховного руководства страной в то время авторитарно осуществлял Иосиф Виссарионович Сталин (Джугашвили). (Он был грузином, если кто из молодежи этого не знает или не помнит).

Называя голод на Украине в начале 30-х годов — актом геноцида, мы должны признать, что интернациональная правящая верхушка СССР под руководством Сталина специально выбрала именно украинский народ из сотен народов Союза и именно УССР из полутора десятков его республик для сознательного уничтожения населения по национальному признаку.

Возникает вопрос — «зачем»? Это мания? Сумасшествие? Неизвестная ранее болезнь под названием «украинофобия»? Для чего единственному социалистическому государству, окруженному капиталистическим миром уничтожать свое население, подтачивая собственные ресурсы? Опять же, зачем интернациональному руководству вырезать именно украинцев?

Ведь у Сталина не было аналога гитлеровского плана «Ост», предусматривающего освобождение украинских земель от коренного населения. Как не было в его планах и заселения украинских черноземов грузинами или осетинами.

Кто бы работал на промышленных гигантах страны, кто бы сеял хлеб, создавая потенциал СССР, если предположить сознательное истребление всего населения второй по численности республики Союза?

На эти вопросы нет ясного ответа в современной концепции Голодомора на Украине. Потому что в нынешней форме она является идеологическим мифом, нерациональным по своей сути, «слепым и глухим» к историческим фактам. А современные создатели и покровители этого мифа явно преследуют свои сиюминутные и недальновидные интересы, преступно навязывая народу комплекс национальной неполноценности и ненависть к братскому народу, якобы поголовно виновному в геноциде.

Так что же случилось на Украине в 1932—1933 годах?

Да, действительно был голод, действительно была большая трагедия народа…

Но трагедия 1932—1933 гг. – это трагедия не только для селянства Украины. Это беда и трагедия всех зерновых районов Советского Союза.

Голод сразил все основные регионы, где проходила насильственная сплошная коллективизация. Это были зерновые районы: Нижнее и Среднее Поволжье, Южный Урал, Кубань, Северный Кавказ, Казахстан.

Голод не имел этнической окраски. Голодали все этносы. Все, кто жил в районах, где проводилась политика изъятия хлеба.

Безусловно, это была трагедия всего советского народа, трагедия крестьянства, этническая принадлежность которого не имела значения.

Например, Урал — это национальный котел, где жили представители 100 этносов и народов. И страдали все одинаково.

На территории нынешней Курской области, были факты, когда председатель райисполкома заявлял, что в районе нет еще голода, потому что матери не едят своих детей.

По оценкам российских историков, от голода на Северном Кавказе умерло около 108 тыс. человек.

Почти миллион казахов погибло в то время.

Пострадала Луганская область, населенная преимущественно потомками донских казаков. И в данном случае этнос снова не играл роли. В Донбассе от голода умирали русские, немцы, греки, татары…

Чтобы немного пояснить причину тех трагических событий отмечу, что для Сталина было важно любой ценой, любыми жертвами добиться ускоренной индустриализации. А такую индустриализацию могло бы обеспечить только полностью покорное крестьянство, согнанное в коллективные хозяйства. Кроме того, в рамках большевистской идеологии крестьянство считалось «отживающим, отмирающим классом», «последним классом собственников». В проекте социалистической революции крестьянству едва нашлось место. Но союз с крестьянством, заключенный в годы Гражданской войны и нэпа, всегда воспринимался советскими вождями как вынужденный, временный. Для большевиков крестьяне всегда были подозрительны. И уничтожение их как классового врага («последнего собственника») вполне укладывалось в чудовищную логику построения внеклассового коммунистического общества.

Я не хочу защищать или обвинять руководство СССР, это отдельная тема. Сейчас речь идет о том, что голод 32—33 годов нельзя рассматривать как геноцид украинского народа. Такая постановка вопроса в корне неверна. Ведь никакого этногеноцида не было! А то, что происходит в современной Украине – огромная спекуляция на костях. Спекуляция особенно циничная, если учитывать тот факт, что без объявленных войн и голодоморов население Украины с 1989 по 2007 год сократилось на 6 миллионов человек.

Н. А. Левченко,
кандидат исторических наук

«Остров»

Комментарии закрыты.